99700.ru

Немецкие подводные лодки в Первой мировой войне. 1914-1918 гг.

Матросы спокойно и быстро заняли свои места. Большие маховики, открывавшие и закрывавшие вентили балластных танков, начали движение против часовой стрелки, дисциплинированные руки людей щелкали многочисленными выключателями, поворачивали всевозможные рычаги на посту управления. Швигер задраил люк, спустился по узкому трапу и одобрительно кивнул, глядя на умелые действия вахтенного офицера. Ровно загудели электродвигатели, стрелки амперметров резко прыгнули на красные сегменты. Батареи начали давать ток. Лодка опустилась на глубину 60 футов и взяла курс на цель. Вернувшись на перископную глубину, капитан-лейтенант посмотрел в окуляры. Он страстно желал, чтобы пароход повернул в порт. Капитан пассажирского судна Тернер получил предупреждение из Квинстона о повышенной активности подводных лодок в этом районе, а перед полуднем — сообщение о том, что лодки находятся в непосредственной близости. Поэтому он описал большую дугу, чтобы обойти Фастнет, где так он считал вражеские лодки устроили засаду, после чего без особой опаски проследовал в канал Сен-Джордж. В качестве предосторожности он приказал при входе в опасную зону подготовить к спуску на воду все шлюпки. Когда вдали показался мыс Кинсейл, он позвонил в машинное отделение и дал команду снизить скорость с 21 до 18 узлов. Позже он объяснил, что хотел пройти ливерпульскую отмель без остановки по большой воде. Такое решение базировалось на имеющейся информации и личном опыте. Исходя из предупреждения адмиралтейства, подводные лодки, если они и были, теперь остались далеко за кормой. К тому же судно защищала весьма приличная скорость. На 18 узлах можно было легко оставить позади любую попавшуюся на пути подводную лодку. К сожалению, это правильное решение стоило жизни мужчинам, женщинам и детям. Судно еще раз изменило курс, в точном соответствии с тоненькой линией, прочерченной на карте штурманом, и Швигер увидел цель прямо перед собой. Пароход повернул и взял курс на Квинстон. Появилась возможность приблизиться на дистанцию выстрела. На переборке тесного носового торпедного отсека загорелась красная сигнальная лампочка. Германская подводная война гг. Германские подводные лодки в войну г. Редакционно-издательский сектор УВМС РККА Ленинград Год Лодка опустилась на глубину 60 футов и взяла курс на цель. Вернувшись на перископную глубину, капитан-лейтенант посмотрел в окуляры. Он страстно желал, чтобы пароход повернул в порт. Капитан пассажирского судна Тернер получил предупреждение из Квинстона о повышенной активности подводных лодок в этом районе, а перед полуднем — сообщение о том, что лодки находятся в непосредственной близости. Поэтому он описал большую дугу, чтобы обойти Фастнет, где так он считал вражеские лодки устроили засаду, после чего без особой опаски проследовал в канал Сен-Джордж.

В качестве предосторожности он приказал при входе в опасную зону подготовить к спуску на воду все шлюпки. Когда вдали показался мыс Кинсейл, он позвонил в машинное отделение и дал команду снизить скорость с 21 до 18 узлов. Позже он объяснил, что хотел пройти ливерпульскую отмель без остановки по большой воде. Такое решение базировалось на имеющейся информации и личном опыте. Исходя из предупреждения адмиралтейства, подводные лодки, если они и были, теперь остались далеко за кормой. К тому же судно защищала весьма приличная скорость. На 18 узлах можно было легко оставить позади любую попавшуюся на пути подводную лодку. К сожалению, это правильное решение стоило жизни мужчинам, женщинам и детям. Судно еще раз изменило курс, в точном соответствии с тоненькой линией, прочерченной на карте штурманом, и Швигер увидел цель прямо перед собой. Пароход повернул и взял курс на Квинстон. Появилась возможность приблизиться на дистанцию выстрела. На переборке тесного носового торпедного отсека загорелась красная сигнальная лампочка. Матросы уже повернули маховики, открывшие внешние заслонки торпедных труб, и в цилиндры устремилась вода. У приникшего к перископу Швигера не было времени долго раздумывать. Рулевой уже получил приказ, и теперь командир лодки внимательно следил за приближающейся целью, не забывая постоянно контролировать глубину. Его мозг измерял и высчитывал углы, дистанции, отклонения. Читателей впечатляли опубликованные цифры сошедших на воду и вновь заложенных броненосцев, дредноутов, эскадренных миноносцев, однако если кто- нибудь захотел бы в деталях поинтересоваться такой важной отраслью национального судостроения как подводные лодки, то любопытного ждало бы непременное разочарование. Подробных сведений по этому классу судов не было ни в газетах, ни в специализированных национальных журналах. Их подводное водоизмещение составляло тонн, радиус действия под водой охватывал миль. Лодки развивали надводную скорость до 16 узлов, подводную — до 9, имели две машины суммарной мощностью л. Известно было лишь то, что к концу г. Основная часть британских ПЛ этого типа строилась на казенных верфях Чатама, в меньшей степени строительство осуществляли частные заводы Виккерса в Барроу на побережье Ирландского моря полное название предприятия -Vickers, sons amp; Maximum Limited.

Причем верфи в Чатаме работали в особом усиленном режиме non stop — быстро, в течение месяцев на воду сходила очередная субмарина. Стимул для такой скорости был оправданным — над Европой сгущались тучи мировой войны. Кайзеровская Германия, активно наращивая военно-промышленную мощь, уже имела в своем арсенале пушки Ф. Круппа, дирижабли Цеппелина, оптику Цейса, крупные достижения в химии. Одновременно она скрупулезно вела разработку теории войны на море, одним из апологетов которой являлся гросс-адмирал Альфред фон Тирпиц. Он считал Англию главным и сильнейшим противником на море, у которого преобладала наступательная доктрина, а потому благодаря деятельности Тирпица на посту морского министра германские ВМС достигли небывалых высот как в количественном, так и в качественном отношениях. Германия строила свои расчеты на быстром окончании войны путем нанесения Франции молниеносного удара на суше. Соответственно, план кампании предусматривал сосредоточение главных сил армии на Западном фронте, после чего предполагалась их переброска на Восточный фронт для разгрома России. На втором этапе, ближе к завершению судостроительной программы, вступал в действие план борьбы с Англией, исход которого должен был решить линейный флот. Одновременно с боевыми действиями в Северном море разрабатывалась крейсерская война против торгового судоходства в океане. Вопреки ошибочным расчетам германского командования, Великобритания предусматривала не ближнюю, а дальнюю блокаду на выходе из Северного моря. Основные силы Гранд-Флита сосредотачивались в Home Waters — собственных водах, и находились в готовности разгромить немецкие морские силы в генеральном сражении. Флот Открытого Моря насчитывал 13 линейных кораблей дредноутов и 20 додредноутов, три линейных додредноутного типасемь броненосных и 32 легких крейсера из них девять новейшихэскадренных миноносцев и 26 подводных лодок. Незадолго до начала войны немецкий Генеральный штаб, возглавляемый Хельмутом фон Мольтке, добился серьезного успеха в том, что стал обладателем чертежей французских и новейших американских подводных лодок фирмы Д. В Петербурге к успеху германской разведки отнеслись в общем спокойно — в г. Все шпангоуты, за исключением концевых, имели круговое сечение; концевым шпангоутам была придана форма нормальных обводов надводных кораблей. Одновременно правящие круги Великобритании предпринимали меры политического характера. На тот период существовавшие англо-французские соглашения не предусматривали совместных действий флотов обеих держав, поэтому сэр Грей предлагал французскому дипломату подумать над текстом будущего договора и обсудить его со своим правительством. В письме главы Foreigh Office выражались серьезные опасения по поводу военных приготовлений Германии и прозвучала мысль о том, чтобы выработать двустороннюю конвенцию об осуществлении совместных операций на море.

Важным шагом Британского Адмиралтейства накануне войны стало проведение комплекса мероприятий по обеспечению зашиты собственных берегов и вод от возможных внезапных атак противника. Положение Англии и Франции осложнялось тем, что Германия располагала тогда заграницей не только боевыми крейсерами, но и большим количеством быстроходных пассажирских пароходов, которые при необходимости без особых трудозатрат можно было переоборудовать во вспомогательные крейсеры. Соответственно, возрастала угроза англо-французским торговым сообщениям в Атлантике и Северном море. В целом, расчеты немецкого командования оказались верными. Именно там они ожидали появления германских крейсеров. Однако на борьбу против британской торговли немцы нацелили не вспомогательные крейсера, а подводные лодки. Пожалуй, наиболее объективным в этом отношении оказался бывший командующий Гранд-Флитом адмирал Джон Джеллико, поведав в своей книге о грозившей Британии подводной опасности со стороны Германии.

Book: Подводные лодки: Свыше 300 подводных лодок всех стран мира

Из книги явствует, что до весны г. Но система патрулей, пишет Джеллико, оказалась несостоятельной в первую очередь из-за того, что для охраны судов от нападения в открытом море наиболее надежным способом было конвоирование каждого корабля или нескольких судов. Развитие подводного флота Великобритании в начале XX века: Окончательно это стало возможным только в г. После вступления в войну США, в зоне действия германских подлодок в Атлантике насчитывалось уже англо-американских судов, включая 37 американских миноносцев. С началом войны охрану южной части Северного моря британское Адмиралтейство поручило отдельной 7 й эскадре, базировавшейся на Гарвич. В ее состав вошла 8-я флотилия подводных лодок под командованием одного из выдающихся моряков своего времени и способного военного теоретика коммодора Роджера Кийза. Командующим Гранд-Флитом стал вице-адмирал Джон Джеллико. Рейн немедленно сообщил об этом в МГШ. Личный состав самый отборный. По-моему, это идеал того, что можно иметь. Несмотря на усилия российского атташе, ему так и не удалось выяснить многих конструктивных и технических подробностей английских субмарин. В частности, оставалось неизвестным их углубление в боевом положении, система расположения аккумуляторов их количество, запасы сжатого воздуха, устройство торпедных аппаратов, количество переборок, система вентиляции и многое другое. Он пытался выяснить некоторые детали у фирм-поставщиков аккумуляторов — у того же Vickers, у Siemens Brothers и Edison E1ectric Battery Store Сотр. Над руководителями этих компаний настолько довлела боязнь суровых санкций со стороны правительства и Адмиралтейства, что по тем вопросам, которые касались поставок оборудования и комплектующих для подлодок, они даже не желали вступать в переписку. Первая мировая война застала вице-адмирала Д. Джеллико на боевом дежурстве в Северном море, где немецкое командование развернуло свои главные силы против британского Гранд-Флит.

Немецкие подводные лодки в Первой мировой войне. 1914–1918 гг.

На балтийском театре Германия решила ограничиться набеговыми рейдами отряда из семи легких крейсеров и трех эскадренных миноносцев при поддержке броненосных крейсерова также обороной побережья. С первого дня войны германское высшее морское начальство не сомневалось в неизбежном вторжении противника в Гельголандскую бухту и, соответственно, приняло меры к ее защите. Согласно оперативному приказу командования, главной целью операции морских сил Северного моря ставилось максимальное ослабление Гранд-Флита наступательными действиями против сторожевых и блокирующих бухту судов, выставление минных заграждений и применение ПЛ вплоть до берегов Англии. Убеждение в наличии неприятельской сторожевой линии побудило германское командование вынести решение в пользу операций в открытом море; план I развертывания лодок на позиции перед английскими базами был временно отклонен. Немцы рассчитывали нанести удар большим кораблям и тем самым начать уравнивать силы с Гранд-Флитом для последующих решающих боев. Лодки должны идти строем фронта в расстоянии 7 миль одна от другой в направлении на NW и, пройдя миль, повернуть обратно. Дойдя до линии Оркнейские острова — Ставангер, пробыть на этой позиции 40 часов, после чего вернуться к Гельголанду. Лодкам не пользоваться радио, чтобы не выдать себя. Только с приходом на позицию после 1 часа ночи четвертого дня операции, по словесному приказанию, радиопереговоры будут возобновлены. На самодвижущиеся мины надеть ножницы для разрезания сетей. Выход ПЛ 6 августа прикрывали два легких крейсера, сопровождавшие их на миль от Гельголанда, чтобы в случае получения сведений об англичанах можно было изменить общий курс подлодок по радио. Эта первая операция немецких ПЛ не увенчалась успехом: На обратном пути следования, 9 августа, U внезапно наткнулась на английский отряд легких крейсеров, шедший в дозоре впереди флота. U пропала без вести в первый же день после выхода из бухты. В целом августовский поход германских субмарин на такое расстояние несомненно свидетельствовал об их хороших мореходных качествах и, более того, оказал прямое воздействие на передислокацию Гранд-Флита. В британском Адмиралтействе подобная акция немцев казалась абсолютно невозможной — там пребывали в полной уверенности, что ПЛ выходили из своих баз, расположенных где-то в норвежских шхерах. Судя по всему, опасения Адмиралтейства зашли так далеко, что даже базу флота в Скапа-Флоу к северо-востоку от побережья Шотландии сочли небезопасной. В итоге в качестве подходящей маневренной базы была признана в Лох-Ю Loch Ewe на западном побережье Шотландии. Немцы же тем временем для обнаружения точного местонахождения англичан в Северном море прибегали к давнему проверенному способу — выпускали почтовых голубей с рыбачьих траулеров.

В южной части моря сосредоточилась подводная флотилия коммодора Кийза, номинально подчиненная адмиралу Джеллико. В ее задачу входил сбор разведданных о дислокации и передвижениях кораблей противника. Кийз представил на рассмотрение командования план операции для достижения господства в водах Северного моря, смысл которого заключался в следующем. С первых дней войны две ПЛ — Е6 командир капитан-лейтенант С. Тэлбот и Е8 капитан-лейтенант Фрэнсис Гудхарт несли усиленную дозорную службу вблизи портов Гельголандской бухты в юго-восточной части моря. Эта служба отличалась своими особенностями и трудностями из-за серьезной опасности, исходившей как от германских миноносцев, так и от их подлодок. В ходе боевого дежурства английские подводники выяснили, что каждый день вечером легкие немецкие крейсера выводили миноносцы в определенные пункты бухты, откуда они расходились в заданные районы. На рассвете миноносцы возвращались обратно, и около 8 ч утра крейсеры встречали их приблизительно в 20 милях на NW от Гельголанда. Эти ценные сведения, добытые Е6 и Е8, Кийз и предложил использовать. Предпринять операцию днем не представлялось возможным, так как к северу и югу от Гельголанда миноносцы образовали непрерывную цепь охраны. Причем они постоянно находились на полном ходу — видимо, с целью обезопасить себя от атак английских лодок. Учитывая эти факторы, Роджер Кийз предложил совершить хорошо спланированный набег надводных сил на позиции противника перед наступлением рассвета в гот район, который прилегал ближе к берегу. В Адмиралтействе в целом одобрили план Кийза, но осуществить операцию решили не перед рассветом, а в 8 ч утра, когда ночные дозоры будут уже в гаванях. Объектом нападения должны были стать не они, а миноносцы дневной дозорной смены — их предполагалось выманить подальше в море подводными лодками. В итоге приняли решение образовать из ПЛ цепь в виде двух линий- внутренней и внешней. Внутреннюю линию к северу и югу от Гельголанда образуют Е4, Е5 и Е9. Им предписывалось держаться в удобном положении не обнаруживая себя до тех пор, пока не наступит благоприятного момента для атаки. Внешняя линия, согласно плану состоящая из Е6, Е7 и Е8, должна была проходить в мористой части.

Их задача состояла в том, чтобы намеренно позволить противнику обнаружить себя и заманить его подальше в море. Немецкое командование упустило благоприятную возможность задействовать в том бою свои ПЛ — он произошел к западу от линии, где держались U-5, U, U и U Из всех британских субмарин одна Е4 смогла принять участие в операции. На второй фазе произошла кульминация боя. Германский миноносец V попал в сферу перекрестного огня с двух английских легких крейсеров — они начали его обстрел с расстояния 25 кабельтовых, затем приблизились на 3 кб. Снаряды попадали в V непрерывно, причиняя сильные повреждения: Пар, смешанный с черным дымом, выходил из пробоин, из входного и машинного люков, вследствие чего затруднялась стрельба из кормового орудия. Вся кормовая часть миноносца была объята пламенем от горевшего боезапаса, и после попаданий фугасных снарядов он начал погружаться носом и тонуть. Тогда британские крейсера прекратили огонь и послали шлюпки спасать немецкий экипаж. Это обстоятельство затруднило операцию по спасению экипажа V, но тем не менее английским морякам удалось взять в плен двух офицеров, в том числе начальника отряда, и 26 матросов. После этого английские корабли дали обратный ход. Тем временем командир Е4 капитан-лейтенант Э. Лодка выпустила торпеду, но крейсер резко изменил курс прямо на нее и тем самым избежал попадания. Быстро погрузившись, чтобы не быть протараненной, через некоторое время Е4 вновь всплыла: Лодка приблизилась к ним. Шлюпки были переполнены тяжело раненными немецкими матросами; англичане оказывали им первую помощь, перевязывали, а из-за нехватки бинтов рвали на себе обмундирование и применяли полосы из одежды в качестве перевязочного средства.

  • Видео про щуку на жерлицы
  • Можно ли ловить рыбу сочком
  • Леска рыболовная для спиннинга типы виды
  • Купить лодку титан 480
  • Среди спасенных немцев не получили ранений два офицера и восемь матросов. Остальные остались в шлюпках. Лейр снабдил их компасом, пресной водой и сухарями, указал курс на Гельголанд, а сам пошел на звуки доносившихся выстрелов. Швигер задраил люк, спустился по узкому трапу и одобрительно кивнул, глядя на умелые действия вахтенного офицера. Ровно загудели электродвигатели, стрелки амперметров резко прыгнули на красные сегменты. Батареи начали давать ток. Лодка опустилась на глубину 60 футов и взяла курс на цель. Вернувшись на перископную глубину, капитан-лейтенант посмотрел в окуляры. Он страстно желал, чтобы пароход повернул в порт. Судно делало не менее 18 узлов, [4] и дистанция между ним и лодкой, ползущей в глубине со скоростью около 5 узлов, быстро. Именно таким людям посвящается эта книга. Была середина дня 7 мая года. В тот момент он не думал, что очень скоро совершит поступок, за который его возненавидит весь мир. Он расписался в журнале, бросил беглый взгляд на карту, разложенную на столе, и потянулся к перископу, чтобы внимательнее рассмотреть намеченную жертву. Всю ночь и первую половину дня над морем стелился густой туман, горючее в топливных танках было на исходе, в трубах осталось всего две торпеды. Швигер решил, что пора домой. Он приказал штурману проложить обратный курс в Вильгельмсхафен, после чего удобно устроился в потрепанном кожаном кресле и раскрыл книгу. Поход был скучным и неудачным. Он потопил парусник и два парохода возле Вотерфорда, но это были детские игры по сравнению с выдающимися достижениями Херсинга, Веддигена, Валентинера и других асов подводной войны. А Вальтер Швигер был амбициозным человеком. Тридцатитрехлетний холостяк из респектабельной берлинской семьи, он пришел на подводный флот еще до начала войны. Высокий и широкоплечий, русоволосый и голубоглазый, он всем существом, каждой клеточкой своего тела был офицером имперского немецкого военно-морского флота: Утро 7 мая уже принесло одно разочарование. Пока лодка двигалась на глубине 60 футов, чтобы случайно не напороться на встречное судно в густом тумане, Швигер услышал звук мощных винтов, вспенивавших воду где-то неподалеку.

    Он решил выяснить, что происходит наверху: Автор использует в книге систему мер, принятую в Британии. Всю ночь и первую половину дня над морем стелился густой туман, горючее в топливных танках было на исходе, в трубах осталось всего две торпеды. Швигер решил, что пора домой. Он приказал штурману проложить обратный курс в Вильгельмсхафен, после чего удобно устроился в потрепанном кожаном кресле и раскрыл книгу. Поход был скучным и неудачным. Он потопил парусник и два парохода возле Вотерфорда, но это были детские игры по сравнению с выдающимися достижениями Херсинга, Веддигена, Валентинера и других асов подводной войны. А Вальтер Швигер был амбициозным человеком. Тридцатитрехлетний холостяк из респектабельной берлинской семьи, он пришел на подводный флот еще до начала войны. Высокий и широкоплечий, русоволосый и голубоглазый, он всем существом, каждой клеточкой своего тела был офицером имперского немецкого военно-морского флота: Так, в Германии накануне войны было построено всего 28 субмарин при наличии 41 линейного корабля. Адмирал Тирпиц указывал, что Германия, благодаря конфигурации побережья и расположению портов не нуждается в подводных лодках. Предполагалось, что подводные лодки будут использоваться, прежде всего, для несения дозорной службы и разведки. Пренебрежительное отношение к подводным лодкам продолжалось вплоть до 22 сентября года, когда произошло событие в корне изменившее представление о подводной угрозе. Как и более ранние образцы, эта лодка не имела двигателей и приводилась в движение с помощью штурвала с зубчатой передачей на гребной винт в корме. Большой вес объяснялся наличием горизонтальной плиты, идущей почти по всей длине лодки для контроля за креном и дифферентом. Балластные танки, наполнявшиеся с помощью ручных насосов, регулировали плавучесть корабля. Это была моральная победа подводного флота, по своему значению сравнимая с эвакуацией флота из Скапа-Флоу в Лоф-Свилли в году.

    подводные лодки в первой мировой войне книга

    Но детище Бауэра вскоре постигла незавидная участь. Они долго шли по кильской гавани, и сначала все проходило нормально. Люки были плотно задраены, вентили балластных танков открыты и емкости медленно наполнялись водой. Нос корабля постепенно тяжелел и начал погружаться. Неожиданно Бауэр почувствовал, что корабль больше ему не подчиняется. Корпус субмарины застонал, через швы в лодку стала поступать вода. Примитивный ручной насос не мог справиться с опасной ситуацией, к тому же лодка потеряла равновесие, чугунные чушки, уложенные по днищу, сорвались со своих мест и покатились по наклонной плоскости к носу. Казалось, у людей не было никаких шансов спастись. Носовая часть субмарины была затоплена, весь оставшийся воздух скопился в кормовом отсеке. Но Бауэр не потерял головы и объяснил, что можно предпринять для спасения. Если увеличить поступление внутрь лодки воды, воздух в корме начнет сжиматься. Когда давление станет достаточно большим, воздух вытолкнет их на поверхность через кормовой люк. Изобретателю пришлось довольно долго уговаривать двух моряков. Прибавление воды в затопленную лодку казалось самоубийством. Бауэр охрип, доказывая свою правоту, но все-таки добился своего. Неловко двигаясь в полной темноте, матросы с трудом нашли нужные вентили и начали затапливать лодку. Вскоре давление возросло настолько, что мучительно заболели уши. Дюйм за дюймом черная холодная вода поднималась все выше. Сначала в ней скрылись ноги, но скоро она плескалась под подбородками. Бауэр разместил всех под кормовым люком. Люк не выдержал колоссального давления. Жалобно лязгнув, он распахнулся, и трех задыхающихся мужчин выбросило на поверхность вместе с воздушным пузырем. Они провели в подводной ловушке почти пять часов. Затопленная лодка покоилась на дне гавани. В течение тридцати семи лет она, забытая, ржавела на дне. В году ее подняли и поместили в Берлинский музей. Таким образом, первый немецкий эксперимент с подводным кораблем закончился бесславно. Отнюдь не обескураженный катастрофой, Бауэр отправился в путешествие по европейским столицам в поисках потенциальных заказчиков. Субмарина даже приняла участие в коронации русского царя: Из России Бауэр отправился в Париж, где добился встречи с Наполеоном и сумел заинтересовать императора своими идеями. Но к сожалению, все проекты остались на бумаге. Гражданская война в Америке послужила толчком для бурного развития военной технической мысли. Эти корабли поначалу не были настоящими подводными лодками. Они представляли собой небольшие торпедные корабли, имевшие минимальную надстройку. В движение их приводили небольшие паровые двигатели. Они приводились в движение мускульной силой. Довольно опасным было положение не только дичи, но и самого охотника.

    Это произошло в районе Чарльстона 17 февраля года — знаменательная веха в истории подводной войны. Она открыла длинный список подводных лодок, которые сгинули в морских глубинах, выполняя военные задачи. Годом раньше Франция сделал важный шаг к созданию субмарины с механическим двигателем. Лодка преподнесла немало сюрпризов как проектировщикам, так и команде; вооружение, которое после долгих споров было на ней установлено, получилось не таким надежным, как хотелось.

    подводные лодки в первой мировой войне книга

    Требовалось только найти талантливого инженера, который сумел бы стать крестным отцом долгожданного ребенка. Таким человеком стал Джон Филипп Холланд, школьный учитель из Ирландии, эмигрировавший в Соединенные Штаты в году. Одолеваемый навязчивой идеей создания транспортного средства, способного передвигаться под поверхностью воды, маленький ирландец колоритная фигура в очках в тонкой оправе и с огромными моржовыми усами убедил знакомых коммерсантов профинансировать разработку и строительство своей подводной лодки. Конструкция была очень примитивной: В году была образована компания Джона Ф. Холланда по выпуску торпедных кораблей. К тому времени изобретатель создал свой пятый проект, на котором был не только небольшой бензиновый двигатель, но даже пневматическое орудие, сконструированное и построенное капитаном Эдмундом Залински. С необыкновенным упорством он продолжал свои эксперименты. Английский священнослужитель преподобный Г. Его инициатива закончилась полным провалом. В первом же рейсе в году корабль затонул возле Биркен-Хеда. В году Испания спустила на воду свою первую субмарину, приводимую в движение электродвигателями. На ней имелись торпедные трубы, спроектированные блестящим морским лейтенантом Исааком Пералем. Следующий этап в развитии подводных лодок произошел на Балтике. Известный специалист в области артиллерийского вооружения Торстен Норденфельт решил переключиться на проблемы подводной войны, и уже в году на стокгольмской верфи была заложена его первая субмарина. К году она была готова к публичному показу. Она с легкостью выполняла все поставленные задачи, но только Норденфельт и его ближайшие помощники знали, сколько мастерства и опыта нужно, чтобы управлять ею. За нее тут же ухватились представители греческого флота; турки, извечные соперники греков, заказали для себя две таких же.

    подводные лодки в первой мировой войне книга

    Перебравшись в Англию, Норденфельт продолжил работу. Корабли для турок были построены в Барроу и отправлены в Константинополь морем отдельными секциями, готовыми к сборке. Еще одна лодка строилась по новому улучшенному проекту для русских. Все это происходило за добрый десяток лет до того, как британское адмиралтейство заказало первую подводную лодку для королевского ВМФ. В это время в Германии снова пробудился интерес к подводным кораблям. Одну из них строили в Киле, другую в Данциге. Оба корабля имели паровые двигатели и водоизмещение тонн. Каждый имел длину футов, был способен развивать скорость на поверхности — 11 узлов, а под водой — 4,5 узла. В качестве эксперимента у Круппа построили субмарину по французскому проекту, которая имела водоизмещение на поверхности тонн. На нее были впервые поставлены бензиновые двигатели, которые использовались, когда лодка двигалась на поверхности, и электродвигатели, приводившие ее в движение под водой. Именно такая комбинация, если не считать последующей замены бензиновых двигателей на дизельные, стала стандартной для всех неатомных подводных лодок в будущем. Лодки Норденфельта были отправлены для испытаний во флотилии Киля и Вильгельмсхафена, но очень скоро вышли из строя. Тем не менее, немецкий военно-морской флот приобрел некоторый опыт в эксплуатации субмарин; хотя у военных угас интерес к этой проблеме, у судостроителей он остался. Хотя это была частная инициатива магната, нет сомнения, что на флоте официальные лица были полностью в курсе событий. Когда Россия заказала для себя четыре лодки, не последовало никаких возражений; они были поставлены в году, правда после некоторой задержки. А тем временем неутомимый Джон Холланд закончил свой девятый проект, и в году британский и американский флоты разместили заказы на эти лодки. Однако значительные улучшения, которые появились в проектах после года, привели к тому, что субмарины стали нормальными океанскими кораблями, имеющими большой наступательный потенциал. Сразу становится понятным, почему немцам не мешали проблемы, с которыми сталкивались их предшественники. Не было здесь бюрократической волынки и политического давления, которые сопровождали появление подводного флота Великобритании. Вначале прогресс был почти не заметен. Бюджет на — годы составлял всего около тысяч фунтов стерлингов. Однако он постоянно увеличивался и в — годах достиг 1 миллиона фунтов стерлингов.

    Она была длиной футов, водоизмещением на поверхности тонн и вполне сравнима с современными британскими субмаринами класса А. Но у нее имелось большое преимущество по сравнению с американскими лодками: Их быстро испаряющееся горючее нередко приводило к несчастным случаям. Она значительно медленнее погружалась и обладала отличными мореходными качествами, что важно для субмарины, поскольку они проводят большую часть времени на поверхности. Ее единственным оружием являлась торпедная труба, установленная в носу. Одновременно она могла нести три 17,7-дюймовые торпеды. По необъяснимой причине, возможно из-за везения, немцы избежали многочисленных неприятностей, которые преследовали подводный флот Великобритании и других стран. Это произошло 17 января года, но даже она впоследствии была поднята, отремонтирована и возвращена в эксплуатацию. Казалось, немцам во всем сопутствовал успех. В декабре года группа немецких подводных лодок провела шесть дней, пришвартовавшись к буям в Гелиголандской бухте, продемонстрировав удивительную выносливость. Военно-морские учения года принесли новый оглушительный успех. Подводные лодки оказались более результативными, чем 80 немецких эсминцев, вместе взятые. Когда началась война, он был одним из первых, кто начал претворять теорию в практику. Что касается технической стороны, немцы позже британцев начали устанавливать на своих лодках дизели для движения в надводном положении, хотя двигатели, работающие по принципу компрессионного воспламенения, являются немецким изобретением. Крупп, проведя испытание небольшого дизельного двигателя в году, в году построил дизельную субмарину для итальянцев. Разумеется, по заводу очень быстро распространился слух, что в этом цехе собирают нечто секретное. А поскольку на заводе работало больше 6 тысяч человек, новость быстро распространилась по всему городу. Несмотря на помощь разведки, британское адмиралтейство не воспользовалось полученными сведениями, и наши субмарины во время войны оказались хуже немецких. Они были значительно надежнее, меньше дымили; именно из-за дыма, выдавшего их местоположение на поверхности моря, погибли несколько субмарин. Кроме перечисленного, на немецких лодках было немало других полезных усовершенствований. Неудивительно, что немцы бдительно охраняли свои судоверфи. Один британский агинт специально совершил путешествие на небольшом пароме, курсировавшем между Данцигом и Нойфарвассером, чтобы хотя бы издали взглянуть на лодки; однако, к немалому разочарованию, обнаружил, что субмарины строятся в крытых доках. Чтобы нырнуть, им требуется почти на минуту больше времени, чем нашим. Ясно, что тезис фон Тирпица о том, что у Германии нет нужды в субмаринах, защищающих берег, был принят близко к сердцу всеми разработчиками. Представляется очевидным, что немцы делали упор на наступательную стратегию.

    Однако они существенно отставали от Великобритании по численности подводного флота.

    793
    26.03.2017
    Комментариев: 0
    • Прекрасно!


    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.